?

Log in

No account? Create an account

Новый Майдан

Други мои, надеюсь, вы каски и респираторы недалеко запрятали? Броники присмотрели? Стеклянные бутылки не выбрасывали? Ибо чует моё сердце, что грядёт новый Майдан. И сейчас до лампочки гадать, каким он будет - в прошлый раз мы тоже не ожидали, что все начнется с танцующих студентов, а закончится отрезанными головами и автоматными очередями.

То, что наш родненький, взлелеянный миллионами сердец и рук Майдан со временем деградирует и начнёт подванивать - было ясно с самого начала. Это ж логично. Все взрослые люди, что реально рисковали головой, давно уехали обнимать своих детей и зарабатывать что-то этим детям покушать. Семьи настоящих майдановцев сейчас в глубокой финансовой расщелине. Остались только те, кто не может или не хочет жить иначе. Бог свидетель, я сама бесполезная революционерка и не имею права осуждать.

Да. Раньше тарелку с борщом силком впихивали любому прохожему, а теперь за жиденьким супчиком стоит очередь подпухших с бодуна дядек и тёток. Да. Раньше девушки падали от усталости в медпунктах и на кухне, а теперь их принадлежность к сотням определяется процентным соотношением пересыпов. Да. Раньше стреляли в нас, а теперь стреляют "наши", при чем - друг в друга. Да. Мне тоже сейчас приезжать на Майдан страшнее, чем было 19 февраля.

И всё же я готова лично бить морду любому среднеобывательскому мурлу , которое сейчас вылезло из-под дивана и кривит носиком: "Уберите жуткие баррикады! Разгоните вонючих бомжей! Мы уже победили, зачем нам теперь Майдан?" Ну, во-первых, не вы, а мы победили, а вас там не стояло, так что бегом назад под диван. А, во-вторых, все люди в теме знают, что сегодняшний Майдан страшен не бомжами.
А чем?Collapse )

Манюни

Что обычно делает взрослый человек, когда впервые попадет в захваченное административное здание? (Конечно, при условии, что он сам его не захватил). Я часто видела, как дяди и тёти растеряно застывают на входе, смотрят на грозных охранников и прикидывают, куда пойти можно, а куда во избежание тяжких телесных – не желательно. Сегодня мои две малюсенькие дочки провели пол дня в КМДА и, зуб даю, ходили где только хотели.
И ладно бы ходили. Они гасали, как лошади, по коридорам мимо камуфляжных бойцов, заглядывали в спальни боевых сотен, и танцевали в зале под народное пение девчат. Без устали. Без страха. Вообще без рефлексии. Еще немного, и они создали бы свою анархо-няшную сотню и хрен бы им кто помешал.
 
Суровые вояки роняли биты, когда мимо них с улюлюканьем проносились две радостные кнопы. Женщины в буфете заговорщицки подмигивали, исчезая за цветочными шторами: «У нас там ещё оставались вкусные печеньки». Стоило мне отвернуться, как уже какой-то бронированный мужик тискал младшую: «Ути-пути, коза-дереза…»
 
- Так люблю маленьких детей, ужас просто!» – говорил он мне потом, когда я еле оторвала от него смеющегося ребёнка. Люди так соскучились по хорошим и светлым чувствам!.. (И любой, увидевший в этом эпизоде педофилию – сам неизлечимый мудак).
 
Дочи самовольно лазили по всем закоулкам, терялись раз десять, и как-то сами всегда находились. Подошли к одной из дверей, дёрнули её, а та не открывается:
- А что там?
- Там будет спортзал.
- А что такое «спортзал»?
- Ну, это где занимаются физкультурой.
- Оооо, - протягивает старшая, - физкультуру я люблю, я тоже туда буду ходить.
 
И, если разрешат, – будет, точно говорю. Невозмутимо станет рядом с плечистыми дядьками этот «метр десять сантиметров» и начнёт старательно повторять все движения.
 
Когда настало время забирать их домой, Милка даже разревелась: хочу остаться и хоть убейся. Никакие аргументы, мол, придётся спать прямо на полу, без подушек и одеяльца не произвели никакого впечатления. Наверно, когда обживёмся, буду их оставлять, пусть ночуют. Жили же мы в горах в палатке, когда в прошлый раз убегали – и ничего. А сейчас даже не прячемся ни от кого, так, воссоединение семьи.
 
На самом деле, на Майдане есть дети. Не много, но есть. Например, в Укрдоме вместе с родителями живет потрясный пацан лет восьми-девяти от роду. Белоснежный ариец, не снимая носит балаклаву, судя по всему, вообще никогда не спит, и в народе называется «Иисусиком». Так и представляется при знакомстве: «Я – Иисусик, можно просто Джизас!»
 
А что делать? Это наша жизнь, и дети – тоже часть нашей жизни, они неминуемо вовлекаются в революционную движуху.
Вот что такое знаковое вы помните из детства? Я вот все первые рисунки корябала на обратной стороне бухгалтерских бланков, потому что моя трудяга-мама днями строчила какие-то отчёты. Она мою мазню даже начальству показывала, дескать, смотрите, до чего народ довели, а-ну повышайте зарплату, сволочи.
 
Может, я не самая лучшая мать на свете, я не высчитываю на калькуляторе количество углеводов в детском питании, я не вожу их на курсы французского и фен-шуя для самых маленьких. Но я искренне стараюсь сделать их детство ярким. Живым. Настоящим. Я без стеснения показываю им свою жизнь. И они, как мне кажется, растут лучше, чем были мы – гораздо более смелыми, раскрытыми и непосредственными. Как минимум, я стараюсь это в них не убивать.
 
Недавно с полной серьёзностью заявили: «Мама, мы любим Украину». Они ещё толком не понимают, что такое Украина, что значит страна, государство, Родина, в конце концов. Но уже учатся её любить. Манюни мои...

...примерно такой аргумент, с насмешливым прищуром и ухмылочкой, я слышу в последнее время. А всё почему? Русскоязычная. И ладно бы только совсем глупые существа, которые до сих пор верят в поедание русскоязычных младенцев в недрах львовского метро. Лучшая подруга, с которой семь лет просидели за одной партой, спрашивает: «А ты не боишься туда ходить? Там же бандеровцы…» Ага, убьют, изнасилуют, и зажарят на покрышках, чесслово.

Пора уже уразуметь, что половина Майдана говорит на русском языке. И мы, знаете ли, не грызём друг другу глотки, не обзываемся «москалями» и «рагулями», мы спокойно переходим с русского на украинский и наоборот, если собеседнику так удобней. Мы вместе делаем общее дело и этого достаточно.

Всё петрушка в том, что «кацапам» (именно «кацапам», а не россиянам, коих украинцы на самом деле любят и считают братьями) очень хочется верить в местечковость нашей Революции. Мол, понаехали вуйки из западенщины и засрали мать городов русских. Сволочи. То, что сейчас основной фронт переместился в насквозь русскоязычные Днепропетровск и Запорожье – так это бандеровская пропаганда задурила людям голову. То, что двое из четырёх погибших по национальности армянин и белорус – это значит они иностранные агенты, шпиёны мать их так, финансируемые США, Моссадом и прочими людоедами.

Кому-то очень хочется верить, что настоящие украинцы сидят по домам в мечтах присоединиться к России, а на улицы повыходили одни неофашистские молодчики. И вера эта активно лелеется. Потому что иначе придется признать – в Украине происходит восстание Нации. Не народа-почвеника, и, уж тем более, не отдельной народности, например, гуцулов. Нации. Большой, сильной и крепкой.

То, что в стране происходит украинизация – это нормально. В конце концов, наше государство называется «Украина». Наши дети ходят в украинские садики и школы, и, вполне возможно, в быту будут уже украиноязычными. Это не значит, что мы запретим им читать Достоевского и не научим писать «жи-чи-ши». Но это такой же естественный процесс, как и то, что выходцы из села, приезжая в город, перестают «балакать» на диком суржике и начинают ставить запятые. Всё течёт, всё меняется.

Удивляет, что «кацапами» это воспринимается, как некое предательство, они на полном серьёзе обижаются. Но, кого мы, собственно, предаём? Путина? Гундяева? Большевиков, которые раскулачивали и морили голодом наших предков? Или, может, Великую Триединую Русь с диктатором в Москве, которую нам подсовывают как единственное благо?

За последнее время украинцы поумнели и перестали воевать с ветряными мельницами. И не надо пугать меня злобными бандеровцами. Вы их не знаете, а я знаю – отличные ребятки. При фразе «хто не скаче – той москаль» мы смеёмся и хлопаем друг друга по плечу, а не хватаемся за ножи. Самоирония – вообще хорошее качество, рекомендую.

Вот поэтому у нас нет, и не намечается никакой гражданской войны. Потому что мы ведём себя, как цивилизованные люди. А если это кому-то не понять, то это их проблемы.

Герой в каждом из нас

Так сложилось, что я оказалась полевой медсестрой в самом пекле на передовой. У меня нет образования, я ни разу не делала уколов, и не отличу корвалол от корвалдина. Но, для того, чтобы промывать бойцам глаза, раздавать респираторы, и вытягивать раненых в медпункт это и не обязательно.

Медики работают, как сумасшедшие, этим людям уже сейчас нужно ставить памятники. Мне-то чего? Отгремели взрывы, услышала крики, подбежала, взвалила на себя и понесла. А у них там адский ад. В небольшом холле стоят три письменных стола, переделанных в операционные, здесь раненых сразу укладывают, оперируют, зашивают. Всё на месте, в «скорую» отправляют, только если совсем беда. Здесь же на стульях осматривают легкораненых, раздают медикаменты, мобильные бригады греются и пьют чаёк, девчонки из «кухни» делают бутерброды. Попадание резиновой пулей в веко вообще не считается: зачем привела с такой ерундой?

Сами бойцы любые травмы считают ерундовыми. Я, сколько прибегала в медчасть, ни разу не видела одних и тех же пострадавших. Только его заштопали-замазали, тут же подорвался и снова в бой. Врачи за руки хватают: «Куда?!» А он , кивает мол, нормально всё, я пойду. Кто с ожогом, кто с ушибом, кто с пулей только что вынутой. Или вот ещё: на обходе периметра смотрим, что парень еле на ногах держится и глаза соловьиные, но точно не пьяный. «Идём к врачам отведём!» «Да не надо, меня ещё вчера контузило» - и пошёл дальше. Вот как ты его остановишь?

В ту самую ночь...Collapse )

Огоньку не не найдётся?



Гори-гори ясно,
Чтобы не погасло!
Ты лети с весёлой песней,
Мой цветочек красный.

Над брусчаткой улиц
Крылья развернулись.
Ты танцуй, мой алый бестий,
Я лишь полюбуюсь.

Вот письмо в бутылке,
Вместо слов - ухмылки,
Вместо строчек - огонёчек
Прямо по затылку.

Вспыхни в черной пасти,
Ярко и прекрасно.
Мой застенчивый цветочек,
Гори-гори ясно!..

Многабукаф ниасилил

Итак, о "простынях". Раз уж зашел вопрос, и даже образовался импровизированный мини-срачок, надо бы обсудить. Кстати, я благодарна обеим сторонам: и той, что пожурила, и той, что неожиданно встала на защиту моих бездонных текстов. Спасибо, ребята. (Камменты я потерла, можно не искать).

Скажу честно: я люблю "простыни". Не только писать, но и читать. По меньшей мере, человек старался, подбирал слова всякие, тратил время и силы. Пусть там будут килотонны воды и грамматических ошибок. Это всё равно ценнее, чем записи в стиле "Я сегодня пожрал-посрал, вот вам картинка для позитиффчику".

Тем временем, я понимаю, что неформат. Не всегда формат, вернее, даже для жж. Я знаю, что читать длинные тексты сложно и скучно, что все живут в бешеном ритме, и привыкли к моментальному потреблению информации. Признаю, это мой грешок, и я частенько от него сама страдаю. Но я, какбэ, не совсем идиотка, я же не посчу здесь свои рассказы, например, какими бы гениальными они мне не казались, я же понимаю, что хрен их кто вообще читать будет.

И вот всё же. Бывает, находишь какой-нибудь офигительный псто, даже топовый, но реально большой. И вот идут сотни комментариев, те рыдают от умиления, те брызжут ядом, сопли-слюни, всё как обычно... и вот находится один умник, который выдаёт "многабукаф ниасилил". Как по мне, лучше сразу спросить: "мамо, чому я дебіл?"

Я действительно не могу понять: неужели две странички печатного текста - непосильная ноша для современного мозга? Ну, мы же читаем книги (читаем же, да?), и большинство это делают с электронных носителей. А в книгах вообще очень много слов, они для того и придуманы. Или есть какая-то жесткая корреляция по жанрам? Вроде, "Войну и мир" могём, а пост свыше 3 тысяч знаков, да ещё и в ленте, да еще и с утра - никак.    

При этом, я ж без осуждения. Пытаюсь понять настроение масс. Посему предлагаю маленький опросик:

Как вы относитесь к "простыням"?

Если текст хороший, буду читать с удовольствием
68(87.2%)
Читаю, только если тема остро интересует
7(9.0%)
Обычно просматриваю по диагонали
3(3.8%)
Принципиально не читаю, нет времени/сил/желания
0(0.0%)

Домашний адок

Периодически на блогосферу нападает приступ педагогического возмущения. То коллективное бессознательное грозится линчевать
Изображение 011женщину за подзатыльники, то искренне негодует что «матери раздраженно и почти бегом ведут детей на уроки, подгоняя их громкими и очень грубыми выражениями». Общественность говорит: «Ай-ай-ай, какие твари!»

Создаётся впечатление, что мы с этой общественность росли в принципиально разных странах. Странно, но я ещё застала золотое времечко, когда «дать ремня» считалось не преступлением над личностью, а тривиальной, проверенной веками воспитательной мерой. Ничего экзотического. Не скажу, что со мной родители были особо жестоки, особенно по сравнению с другими детьми (о чем расскажу позже), но, если нашумевшая мамаша «избивает» ребёнка, то меня мучили застенки инквизиции, не меньше.

При этом открываешь криминальные новости, и узнаёшь: ребенок матери-наркоманки опух от голода, мать наказала сына за опоздание ударом ножа, отец утопил ребенка в ванной, отец четыре года насиловал своего ребёнка перед камерами, пьяная мать уронила ребенка в канаву и забыла об этом, мать запирала ребенка в холодильнике… дальше перечислять?

И где резонанс, скажите на милость? Где сотни записей, репостов, комментариев?

А нетути. Потому что всем, простите, похуй. Действительно жутких семей и несчастных детишек предостаточно, но они все где-то там, в маленьких провинциальных городишках, в наркопритонах и алкоголичных деревнях. А, даже если прямо у тебя на лестничной клетке – это все равно из разряда «в мире животных». Чего их жалеть-то? Вырастут такими же козлами, как и мамашка с папашкой.

А, пока «где-то там» детей роняют в канавы, морят голодом и запихивают в холодильники, блогосфера хором осуждает нервную дамочку, что посмела прилюдно отругать своё чадо.

Я ни в коей мере...Collapse )

Всем добра

Настало время "засевателей". Эти мрачного вида школьники в тёмных пуховиках и вязанных шапочках звонят вам в дверь, и на вопрос "кто там?" отвечают "можно заколядовать...". Да так хмуро, что "сами мы не местные" звучало бы оптимистичнее. Если вы их впускаете (из православных убеждений или просто по жалости) они заходят в квартиру, на ходу оценивая степень ремонта, и прикидывая, сколько им "отвалится" на этот раз. Равнодушным речитативом они пробубнят единственную, выученную из школьного учебника колядку, и щедро осыпят ваш пол (тщательно убранный по случаю праздников) гречкой или рисом. Закончив колядку фатальным "дайте дядьку п"ятака", они будут смотреть на вас злобно и выжидающе, всем видом показывая, что конфеты и печеньки можете кушать сами.

Правда, в этом году поубавилось, и не мудрено. Охочих выкладывать денежки гоповатого вида субъектам, чувствуя себя жертвой вымогательств, а не радушным хозяином, для которого и затеялось мистическое действо, - всегда было немного. К "засевателям" относились с таким же брезгливым раздражением, как к Свидетелям Иеговы или торговым агентам, продающим чудо-ножи из Китая.

В прошлом году я пустила парочку, чисто из любопытства, и даже по окончанию процедуры всунула им десятку. Так супруг мне чуть голову не снёс. Он-то вырос в суровом промышленном городке, в эпицентре безработных 90-х, и в таком нежном возрасте уже подрабатывал продавцом. "А не шлялся по чужим домам и попрошайничал!" Моя покойная бабушка так вообще считала "колядовальщиков" воровскими наводчиками. "Посмотрят у кого как в доме, а потом глядь - и залезли тебе в форточку".

При всем понимании, мне такое отношение всегда казалось жмотством и паранойей. Ну что, вам жалко, той пятерки-десятки? В конце концов, столько бабла вываливается во время праздников - на водку, салаты, гель для душа для каждого коллеги по работе - что зажлобиться пацанятам на чипсы смешно просто. Тем более, что сами малолетки действуют по наитию школьных учителей и пропаганды возрождения народных традиций. Им же рассказали, что колядки - это здорово и вечно. Для пацанов это ведь тоже маленькое приключение, все интересней, чем днями рубиться в танчики.

А вот не сработало возрождение: люди в городе живут обособленней, они подозрительны, они не знают тех, кто к ним приходит, а пускать в дом незнакомцев здесь не принято. Непредвиденный звонок в дверь вызывает моментальный укол беспокойтва: пришли коллекторы, участковый, назойливые соседи, враги нации, инопланетяне захватывают планету - и вот уже кто-то крадётся к дверному глазку в шапочке из фольги. Какие, к чёрту, колядки?

Поэтому мне казалось, что эта - безусловно прекрасная, мистичная, очень глубокая и древняя традиция - безвозвратно померла. Нет, она не утратила актуальности, а просто стала невозможной в городских условиях. И возродить её уже невозможно, думала я.

Но в канун Рождества нам позвонил знакомый и спросил, можно ли приехать в гости и заколядовать. С радостью согласившись, весь день мы провели, бегая по квартире с веником и жаря закуски. Мы-то по-привычке ожидали, что в гости придёт весёлая компания праздновать Рождество.

А к нам пришли самые заправдашние колядники. В сорочках, платках и жупанах, с настоящей восьмиугольной звездой в лентах и бубенчиках, и вышитым коньком-оберегом, которого дочи сразу попытались экспроприировать. Улыбчивые, веселые, и главное - несущие светлую атмосферу праздника. Особенно выгодно гости смотрелись на фоне махновского флага:




Read more...Collapse )
сегодня

Вот так сегодня выглядит Киевский ЦУМ - обглоданная шкура, циничной предпренимательской рукой снятый скальп от здания. Эту, с позволения сказать, "реконструкцию" начали ещё до Революции, стыдливо прикрыв главный форзац и зияющие в нём дыры красивыми стендами. Тогда ещё не знали, что КМДА будет захвачен толпою вооруженных айфонами интеллигентов, и любой желающий сможет из дворика администрации сфотографировать безобразие во всех ракурсах.

Будем честны: вряд ли это сооружение многим нравилось, и так же сомнительно, чтобы за ним кто-то плакал, даже если б его снесли к чертям. Заметьте - хоть здание и довоенной постройки - вокруг его "реконструкции" не наблюдалось особых народных волнений из разряда "спасём старый Киев!". Хотя бы потому, что оно - уродливое. Ну, вернее, некрасивое. Строго-геометрические балки не несут особой эстетической функции. И даже не напоминают о временах более изысканно-благородных - как насквозь гнилые пряничные домики годов дореволюционных. Вроде как "помер Трофим - да и ... с ним".

Справедливости ради нужно отметить: мы и главный фонтан страны - красивейшую штуку, в отличие от ЦУМа! - разрешили уничтожить безнаказанно. Но ведь времена другие пошли, люди стали решительнее, в воздухе наэлектризовано. Где митинги? Где транспоранты? Почему никто из революционеров до сих пор не захватил эту стройку, в конце концов? До неё же рукой подать.

Исторической правды для начнём издалека.

У Александра Довженка есть совершенно бесподобные "Дневники 1941-1956", в которых писатель, не обременённый на время войны цензурой, высказывает крайне резкие мысли. В том числе, в записях засветился и наш многоуважаемый ЦУМ:

1944-ЦУМ-освобождение-Киева

Читать...Collapse )

Забей гвоздь, сука!

Вот не понимаю я баб, которые не могут самостоятельно вкрутить лампочку. Вернее, могут. Но становятся в позу «я же дееевочка!», и активно сношают мозг своему любимому, а за неимением такового - напрягают соседа-бывшего одноклассника-сисадмина с работы. По-моему, это такое же жалкое зрелище, как и мужик, что не в состоянии пожарить себе яичницу.

У нас одно время были проблемы с  электрощитком: стоит лишний раз включить чайник, как свет вырубается во всей квартире. В гостях тогда была свекровь. Сидим вечером перед телеком – бац! – пропало всё. Тьма кромешная, дети в крик, а мужа дома нет и появится нескоро. Я спокойно выхожу в общий коридор, по-хозяйски копаюсь в щитке, и – вуаля – да будет свет.

- Ой, - всплеснула руками Валентина Михайловна, - а я бы сидела и ждала, когда супруг вернётся!

Ясное дело, у свёкра золотые руки - он недавно полдома сам отгрохал, с укладкой крыши, электропроводкой, погребом и канализацией. А мне на кой чёрт сидеть при свечах в ожидании мужа-журналиста? Только потому, что это «не женское дело»?

Будем честны: наши офисные мужчины в рубашечках и регланчиках так же прекрасно разбираются в технике, механике, столярном и малярском деле, как и мы сами. Попадаются рукастые экземпляры, но в порядке исключения. Лично я считаю маразмом требовать от своего благоверного, чтобы он починил телевизор или положил плитку, с ультиматумом «мужик ты или нет?», если вы вместе учились на философском факультете.

Вот давеча я сама поменяла в ванной смеситель. Захотела с утра помыть голову, а из старого крана вода бьёт живописным фонтаном. Если я помоюсь так, на полу образуется гигантская лужа, и выгребать её шваброй придётся не кому-нибудь, а лично мне. Муж пообещал: «Я всё сделаю, но только вечером, пока что очень занят». А я не хочу ходить чушкой до вечера, я хочу быть красивой прямо сейчас. Стала и сделала.

Правда, попервах получилось вот такое. Но я же не совсем дурочка, я же в течении десяти минут сообразила, что что-то не срослось:



Вы спросите: куда смотрел супруг? Почему он в ужасе не выдрал у меня из рук разводной ключ и паклю? А он в принципе скептично отнесся к моему начинанию, и тихонько посмеивался за компьютером. Мол, давай-давай, герой советского союза. Но, чудеса такие чудеса, всё оказалось много проще, сама в шоке. Вот честно: приготовление ужина на всю ораву ежедневно отнимает у меня гораздо больше сил, чем этот разовый сантехнический фокус.

Мне вообще кажется, что гендерное распределение обязанностей – явление крайне необходимое, но исключительно в целях оптимизации хозяйства. Давай договоримся: я готовлю и убираю, а ты – меняешь лапмочки и вешаешь полочки. И отдаёшь мне всю зарплату, не забудь. Просто потому, что так проще наладить бытовуху.

Никаких объективных предпосылок нет. Мы все живём в современных домах и квартирах, готовим не в печах, стираем не в проруби, колоть дрова и ткать сукно нет нужды. Приготовить обед, помыть пол и сменить розетку может любой адекватный человек, а постирать в машинке-автомате – даже неадекватный. Мои дети 4-5-ти лет, к примеру, уже освоили микроволновку и сами делают себе горячие бутерброды.

Я честно рылась в памяти в поиске исключительно «мужских» и «женских» занятий, и  обнаружила всего два. Конечно, только мужчины должны таскать тяжести – большинство женщин физически не в состоянии поднять шкаф. И только женщины должны заниматься шитьём – большинство богатырей физически не могут сделать ровный стежок.

Отдельная загадка: почему вынос мусора считается мужской обязанностью. Это требует специальных знаний механики мусорного бачка? Или мусор – такая тяжкая ноша? Вы что, три месяца его собирали?

Получается тот же домострой, или сексизм, если хотите, только с обратным вектором.

Однажды я попала в ситуацию, когда меня буквально заставили мыть посуду за всей честной компанией, потому что я оказалась единственной барышней. Злилась, психовала и чуть не плакала. Нет, я бы, конечно, сама предложила и мне совсем не западло. Но, когда тебе указывают на гору грязных тарелок, и с надменной ухмылочкой говорят: «А теперь тебе придётся поработать» - это унизительно. Это, чёрт возьми, очень гадко и унизительно.

Думаю, примерно так же чувствует себя ваш молодой человек, когда вы сидите на кухне с подружкам, балуетесь чаем-портвейном и обсуждаете новые кофточки, а ему небрежно так бросаете: «Любимый, пойди-ка вынеси мусор».